О чём молчат трофеи

Если бы трофеи Великой Отечественной могли говорить, мы бы узнали многое из того страшного времени

 

Из центрального архива Министерства обороны: «А. С. Петров, 1911 года рождения, призван Лебяжьевским РВК в ноябре 1941-го в воинскую часть 1478-го армейского полка ПВО западного фронта. Награды: медаль «За отвагу». Даты подвига: 01.11.1942-30.11.1942».

Ложка

– Он всю войну прошёл на машине, но никогда потом в мирное время не предавался воспоминаниям, – говорит дочь фронтовика Т. А. Коренева. – Единственные вещи в нашей семье, напоминающие о Великой Отечественной, это папины награды, кусок материи от пальто да трофейная ложка.

Именно с целью узнать историю этой солдатской ложки я и посетила дом Кореневых из Верхнеглубокого.

– Сын выяснил, что ложка эта изготовлена в 1885-м году на фабрике Кристофль, что во Франции. А папа нашёл её рядом с убитым немецким солдатом, когда ехал на машине. Так сестра старшая рассказывала. Смотрите, не заржавела за все эти годы и ни разу не согнулась. Интересно, из какого она металла? – Татьяна Александровна положила на стол рядом с портретом отца и красной коробочной с медалями суповую ложку. На обратной стороне держала мелкими циферками выбито ещё читаемое число 85 и, ставший непонятным, сильно затёртый штампик. По всему черпачку вмятины, щербинки, крапины, как от укола иглой, и дырочки. Ложка не один десяток лет была в постоянном употреблении. Об этом говорит стёртый край черпака.

– Мы бережно храним её. Кроме папы никто не смел пользоваться этой ложкой. Уже после его смерти мама часто использовала её на кухне, – на дочь солдата нахлынули воспоминания. – Он здорово играл на мандалине. Плясал. Спортсменом был и делал полный оборот на турнике.

 

А воспоминаний не привёз

Александр Степанович Петров родился в 1911 году в Ёлошном. С июня 1941-го служил в 42-м автоботальоне 248-ой отдельной зенитной батареи. Медаль «За отвагу» получил в 43-м, «За боевые заслуги» – в 44-м. До 15 октября 1945-го был в составе Красной Армии.

– Многие солдаты после победы пошли дальше до Германии, а папа решил, что пора домой, – продолжает моя собеседница. – Правда, добрался к семье он лишь осенью 1945-го. Почти полгода он ещё на своём ЗИС-5 кружил по послевоенным разбитым дорогам. А вот его брат не вернулся с войны. Погиб. Похоронен в Белоруссии. Знаете, папа привозил ещё парашют. Из его шёлка мама шила нам кофточки. Пальто привозил немецкое. Верх его пошёл на юбку. Ух, и сносу ей не было! Всё ушло впрок, и осталась лишь пара лоскутов от подкладки.

Татьяна Александровна держит в руках ткань. Чёрная. Достаточно прочная, учитывая примерный год её изготовления. За многие годы материал не выгорел, не протёрся. Интересно ,сколько ещё лет он может пролежать? Хозяйка никогда не пробовала узнать, из чего он соткан. И я предложила тут же провести эксперимент. Вытянули мы несколько волокон и подожгли – запах палёной шерсти ни с чем не спутаешь. До чего ж тонко она обработана! Не колется, почти не мнётся. И ведь лоскуту этому 80 лет, пожалуй, а то и поболе!

– Это всё, что привёз папа с войны. А вот воспоминаний не привёз. Никогда не вспоминал. Ни при каких обстоятельствах, – продолжила Т. А. Коренева. – Что он видел за все эти 4 года, одному ему было известно. Думаю, с ума сойти, сколько ужаса. То, как умирали друзья, сидевшие недавно рядом с тобой в окопе и идущие плечом к плечу в атаку. Мы вирус-то не можем пересидеть в уюте и тепле, сытые, одетые-обутые. А им ведь приходилось в грязь, в мороз идти в наступление. Или сидеть в окопах, в засадах, мокрыми или в жаре и пыли. Может, и голодными. Из какого же ада вернулись тогда солдаты! Вернулись и продолжали жить.

Медали в ряд

Вот так мы сидели и беседовали. Разглядывали старый чёрно-белый портретный снимок Александра Степановича, где на его груди медали в ряд. Теперь они перед нами на столе. Одна, «За победу над Германией», сильно потёрта. Как пояснила дочь солдата, часто приходилось брать награду с собой на различные мероприятия, в школу, например. Сколько детских рук коснулись её! А сколько душ она затронула!

Оказалось, была ещё у Кореневых и алюминиевая солдатская фляжка, 1915-го года изготовления, с пробкой-затычкой и клеймом петроградского завода. Теперь её место в районном музее. Ложка же будет переходить по наследству, как самая ценная вещь. У многих в семье есть свои, вот такие или другие, памятки от деда-солдата. Они могли бы рассказать много историй о войне, печальных и весёлых, ведь даже в самую тяжёлую пору солдат носа не повесит. Только вот мы никогда не услышим их – трофеи молчат. (Опубликовано в газете "Вперёд" 7 мая 2020 года.)

Комментарии

В преддверии 75-летия Великой Победы редакционный Дед Мороз отправился к одиноким детям войны

Все новости рубрики Общество