«Значит, я нужен, значит, мне доверяют»

(Публикуем отрывок
из конкурсного материала
в рамках проекта «Целина»).

На новом месте
С августа 1952 года по декабрь 1953 года отец, Андреев Геннадий Маркович, был слушателем областных партийных курсов. А в декабре отца избрали секретарём райкома КПСС по зоне Камышинской МТС  Лебяжьевского  района. Начиналось время освоения целинных и залежных земель. 
Это было непросто, поменять весь жизненный уклад, работу, но отец сказал:
– Если выбрали меня, значит, я сейчас там  нужен, значит, мне доверяют новое, незнакомое дело и надеются, что я справлюсь. 
Он хорошо знал район, в каждом селе и деревне бывал не по разу, а главное, знал людей, умел с ними общаться, и они тянулись к нему. Решение принято, и вскоре семья  переехала в село Арлагуль Лебяжьевского района. Возглавлял колхоз им. Свердлова Киверин Иван Александрович. 
Дом, в который мы пере-ехали в Арлагуле, был старый, холодный. Колодец в огороде почти пересох, на дне была только грязь. Бани тоже не было. За водой пришлось ходить к ближайшим соседям, да и в бане тоже мылись у них. Спустя полтора года мы переехали в новый дом.
Дома отец бывал мало: за день надо было успеть на полевые станы, на фермы, непосредственно в поле к механизаторам. Да и вновь приезжающих целинников  тоже старался встретить, а кроме того побывать и в других сёлах и деревнях. И везде нужно было решать массу вопросов и дел.  
Утром рано уходил, когда мы ещё спали, а вечером, особенно зимой, возвращался затемно. Работы и забот хватало. Дело было новое, многое  приходилось делать впервые. Основным транспортом была лошадь, благо, что отец ещё подростком научился управляться с ними. Запомнилось, как  зимой  на санях подстилал  побольше соломы, поверх пальто одевал огромный длинный тулуп до самого пола, с большим воротником  и, конечно, валенки. Умел отец водить и «УАЗзик», и на мотоцикле тоже мог, но ничего этого в тот момент у него не было.  
Именно  осенью 1954 года, колхоз им. Свердлова стал первым в районе колхозом-миллионером, где был собран хороший урожай зерновых культур.
Дома держали кур, гусей,  а затем купили и корову. Всегда был огород и где бы ни жили,  мама  всегда садила  несколько яблонь и,  конечно же, множество цветов, особенно астры. Мы храним открытку, подписанную ею, на которой астры. На обороте такие слова: «Храните эти астры и помните, как я их любила» и дата: 1954 год, с. Арлагуль. Папа привозил саженцы, семена, и мы все занимались огородом,  помогали по хозяйству.  
Появились и новые друзья,  молодые семьи, с которыми и в дальнейшем родители долгие годы поддерживали  отношения. Это  семьи Пилигримовых, Русановых, Меньшиковых. Дружили родители,  подружились и мы, дети. К нам долгие годы всегда кто-нибудь заезжал из Арлагуля, бывало, что и с ночевой. Да и мы тоже летом  не раз туда ездили, ходили в лес за грибами, за ягодами. Со временем  многие разъехались,  но отец обязательно узнавал адрес, телефон и продолжал  общаться.
За работу на целине отец награждён  орденом «Знак Почёта», медалью  «За освоение целинных земель», медалью ВДНХ, где он побывал в составе делегации Курганской области в 1955 году.

 

Бесконечный путь
Именно детские воспоминания стали одними из самых ярких для меня. В нашем доме уже несколько дней шли разговоры о том, что скоро придётся переезжать на новое место жительства. Я, пятилетняя девочка, прислушиваясь к словам взрослых, пыталась понять, куда и зачем? Чаще всего слышалось слово «целина». И, наконец, я поняла: папу, а он работал тогда редактором, делал районную газету, отправляют на новую работу в деревню, на какую-то целину.
В день отъезда, а это был март месяц, к дому подошла легковая машина, крытая брезентом, и трактор, к которому было что-то прицеплено, похожее на большие сани с коробом, в который и погрузили все вещи. Это две железные кровати, стол, несколько табуреток, папин красивый венский стул, большой сундук, шкаф и ещё какие-то  узлы и коробки. Мы сели в машину и поехали.
 Дорога была очень плохая, снег уже подтаивал. Впереди ехал трактор, а за ним мы. Машину мотало из стороны в сторону, часто останавливались, проваливаясь в снег. Тогда машину прицепляли к трактору и тянули. Это был бесконечный путь, в конце которого я, видимо, все-таки изрядно устав и замёрзнув, крепко уснула.

Вот тебе и целина!
Проснувшись утром, я увидела наш дом. В кухне уже топилась русская печь. Мама задвинула чугун с картошкой в печку. Мне было тепло и хорошо. Дела и заботы взрослых были мне непонятны и далеки. Для меня сейчас самым главным было как можно быстрее посмотреть целину, на которую мы приехали.
Собираясь первый раз на улицу, я оделась тепло и красиво. Валенки с калошами, на голове мамина козликовая шаль. Провожая меня до ворот, она сказала вслед:
– Далеко не ходи, здесь всё незнакомое.
Выйдя за ворота, я увидела деревенскую улицу, старые дома. Тихо, пусто, никого. Вот тебе и целина, подумала я. Вдруг из калитки наискосок через дорогу вышла девочка поменьше меня и уверенно пошла ко мне. 
– Меня зовут Лида, мне четыре года.
– А я Оля, мне пять лет. Мы приехали на целину и будем здесь жить.
Мы подружились с Лидой. Она стала часто приходить к нам в гости. Особенно любила бывать, когда у нас была квашня и пекли хлеб. Хлеба пекли много, на несколько дней, особенно зимой. Его выносили на улицу и морозили, а потом, когда было нужно, заносили и оттаивали. Мама всегда оставляла немного теста, варила картошку, толкла её и вминала в тесто, а затем пекла лепёшки. Запах этих лепёшек, наверное, и приводил к нам в гости Лиду. Она заходила в сенки, открывала дверь в кухню и, навалившись на порог, а он был почему-то очень высокий и доходил ей чуть не до пояса, спрашивала, обращаясь к маме:
– Што ль опять лепёшки печёте?
– Пеку, пеку, Лидочка, заходи.
Та, перевалившись через порог, подходила к столу, получала свою лепёшку. Мы сидели с ней довольные, ели, а мама, глядя на нас, всегда приговаривала:
– Эх, молочка бы сейчас.

На краю поля
Я сидела и думала: подружка уже есть, корову купили, а вот целину так и не видела. А впереди меня ждало ещё много интересных событий. Вскоре нам вновь пришлось переезжать в новый дом, построенный на другом конце деревни. Рядом достраивали ещё один такой же. Никакой улицы не было. В окна была видна только степь. Немного в стороне виднелся какой-то очень большой дом. Вокруг было тихо и пусто. Только около того большого дома ходили люди, иногда подъезжали грузовики. Там происходило  что-то интересное, и конечно же я отправилась посмотреть поближе. 
Оказалось, что туда тоже приехало жить много народу. Это, как я узнала потом, были целинники, а дом этот назывался общежитием. Меня обрадовало то, что среди взрослых я увидела много и ребятишек.
 В нашем краю деревни стало шумно. А дома по вечерам постоянно шли разговоры о целине, о пахоте, о предстоящей посевной. И, наконец, я услышала о том, что завтра начнут поднимать целину. Поутру мы все собрались на краю поля, ведь оно было рядом. Там уже стояло несколько тракторов с плугами, затем они медленно поехали. Всё загудело, зашумело, и вместо ровного красивого поля за тракторами потянулись черные полосы земли. Так вот как, оказывается, поднимают целину!
А у нас, у детей, была своя жизнь. Мы знакомились, находили новых друзей, решали какие-то свои детские проблемы. Я познакомилась с девочкой из общежития, Любочкой. С ней мы были ровесницы. Она часто приходила к нам. Мы вместе играли, мечтали посадить вокруг общежития березки, чтобы было красиво. 
На следующий год мы пошли в школу, а ещё через год наша семья возвратилась в Лебяжье. Папу вновь перевели на другую работу. У меня опять всё было новое и незнакомое: и школа, и учительница, и будущие новые друзья. Я училась уже во втором классе, начиналась новая жизнь. А что же целина? Да, она была и у меня, и у моих подружек Лиды и Любочки, и, наверное, каждая из нас запомнила что-то своё.
Давно нет моих родителей, выросли дети, пятеро внуков и два правнука, и теперь уже  часто я, что-то им рассказывая, ухожу в воспоминаниях именно в то целинное время. Ведь мы, дети, тоже по сути были участниками тех событий. Наверное, именно там мы получили свои уроки жизни: это трудолюбие, преданность своему делу, любовь к родной земле, узнали цену хлебу, потому что увидели, как он достаётся. Со временем поняла, какая высокая нравственность, чистота, доброта, вера в счастливое будущее  были у людей, окружавших нас.

Ольга Данилова, 
п. Лебяжье.

Комментарии

Проект для тех, кто хочет жить и работать в Зауралье.

Губернатор Вадим Шумков взял под контроль ситуацию по подготовке к пожароопасному сезону и паводк

Все новости рубрики Общество